Ассоциация Предприятий Промышленной Автоматизации Украины

Индустрия 4.0 – первые ласточки и контекст, часть 2

Контекст общеукраинской дискуссии 4.0 формируют сегодня первые технологические инноваторы, бизнес-школы, политики и экономисты. От их активности и направлений движения зависит постановка начальных вопросов, а от согласованности их действий - запуск реальных процессов 4.0 на производственных предприятиях.

Проблемы инноваторов

Технологических инноваторов мы уже рассматривали в 1-ой части. Кратко напомним об этих 3-х категориях:

  1. Наиболее продвинутые, интегрированные в глобальные, мировые тренды – это некоторые украинские IT компании, уже работающие по этим технологиям в мире и, частично, в Украине. Но они далеки от понимания задач управления сложными производствами. По крайней мере, пока. 
  2. Есть продвинутые системные интеграторы АСУ ТП – с огромным опытом, уже знающие и применяющие отдельные технологии 4.0 на отечественных производствах. Но они смотрят на вещи узко по трем причинам. Во-первых, они оценивают ситуацию по состоянию большинства наших производственников. И здесь вопросы не только бюджетов, но и низкой культуры. Во-вторых, наши интеграторы привыкли идти за своими вендорами. И пока местные филиалы мировых вендоров спят, никто никуда не будет «рыпаться».  В третьих, интеграторам явно не хватает общих знаний и понимания мировых тенденций 4.0 – им просто некогда, они – «в полях».
  3. Ну и наконец, мы видим появление третьей категории – это настоящие инноваторы из Индустрии 4.0  - крупные конечные заказчики, как АМКР. Пока их очень мало, но типично они имеют большую власть и могут диктовать условия своим подрядчикам. Весь вопрос в том, смогут ли они задавать тон на все свои отрасли и сегменты? Смогут ли показать и доказать всему рынку не только технические преимущества инноваций, но прежде всего экономические? Путь инноваторов всегда тяжелый, тем более в промышленных секторах, и тем более в нынешней Украине.

Четвертая категория – это бизнес-школы, консультанты, ассоциации, медиа. Их позиции важны с точки зрения формирования общественного мнения, которое в свою очередь влияет на реформы, имеющие отношение к 4.0 – инвестиционный климат, наука и образование. Пока все вместе взятые, эти люди создают больше шума, чем полезных советов для производственников «что и как делать». Однако на начальном этапе, наверное, так и должно быть. Важно создать тренд.

Вывод из этого – мы все слишком разные, - поэтому только объединенными усилиями cможем двигать новые направления, как 4.0.

4.0 как продолжение темы digitization

На самом деле мир давно и гораздо шире говорит о теме влияния диджитал технологий на все сферы экономики, включая производство. В определенном смысле, мы можем сказать, что 4.0 – не более чем фиксация перехода этого тренда в новое качественное состояние. При этом западные эксперты и производственники уже годами работают над стратегиями диджитализации производств. Термин digital transformation распространен не менше, чем 4.0, но во многом имеет большее принятие и понимание в силу эволюционного характера. Поиск «digital transformation in manufacturing» выдает большое количество готовых белых книг, отчетов исследований и статей. Например, в своей белой книге «Готовы ли производственники к диджитал технологиям» CapGemini consulting приводит фреймворк, который показывает как движки ценности (value drivers – на рис. в фиолетовом) связаны с ускорителями создания этой ценности (value enablers) в каждой из 3-х главных зон – Потребитель, Производство, Продукт.

 

Рис.1 Digital Innovation Radar, CapGemini, 2012

Где-то это пересекается с тем, о чем говорит McKinsey уже в более свежем фреймворке 4.0. Но причина по которой мы цитируем  не очень свежий отчет CapGemini другая - у них много исследований по оценке диджитал зрелости промышленности (digital maturity) по отношению к другим отраслям. И они говорят, что промышленники – на последнем месте. Впереди всегда – IT, банки, телеком и ритейл. Промышленники отстают в этих и других отраслях по целому ряду показателей – 

 

Рис.2 Digital maturity dashboard for manufacturing industry, Capgemini, 2012

Как видим самые большие разрывы на западе – в области управления, диджитал видения и организационного вовлечения (сотрудничество разных департаментов).

Интересно, куда бы попали украинские предприятия, если бы их наложить на этот график? Мы не знаем – в Украине нет исследований на эту тему. Но важно другое – даже если вы спросите директора по производству, или ИТ, или АСУ ТП о терминах как «диджитал навыки», «диджитал видение», «изменение бизнес-модели», "движущие силы по созданию ценности" и т.п. – в ответ вы увидите просто удивление, смешанное с иронией. По мнению АППАУ, крайне мало производственников оперируют подобными вещами.

В промышленных АСУ мы 3-ий год двигаем на рынок более простой фреймворк

 

Рис.3 Дорожная карта АСУ ТП предприятия в эпоху 4.0, АППАУ 2014-16 гг

Знак вопроса так и висит годами – наши интеграторы и производственники не знают ответа. Вверху мы могли бы указать еще много других, современных технологий. Но какая связь между ними и показателями (слева) производственного совершенства (operational excellence) вам никто не скажет в Украине. По крайней мере, мы таких в работе нашей ассоциации не встречали. По нашим данным, промышленные предприятия не имеют не то что диджитал стратегий (АСУ ТП – ИТ) – часто под вопросом вообще какие-либо стратегии. Поэтому АППАУ огромное количество времени и усилий тратит просто на экономический ликбез – например, в области производственных показателей. И на продвижение «экономического влияния» - т.е. оценки того, что дает реально та или иная технология предприятию. 

Важно отметить также, что за последние 10 лет инвестиции в область высоких технологий на производствах в Украине были намного меньше соседних стран -  как Беларусь, Россия и Казахстан. Пример из области MES мы уже приводили в 1-ой части этой публикации. Это важно – ведь любые инвестиции предполагают развитие.

Отсюда 3 вывода:

  1. Наш уровень технологической зрелости – очень низкий, мы отстаем от развитых стран на 10-15 лет как минимум, а от соседней РФ – минимум на 5 лет
  2. Ликбез в области экономических показателей крайне важен не только для предприятий, но и для самих внедоренцев, - сотен инжиниринговых компаний и системных интеграторов, несущих новые технологии на рынок.
  3. Хорошая стратегия предполагает наличие всех 3-х элементов: 1) Триада "Продукт-Производство-Клиент", 2) Движки создания ценности в процессах - по всем составляющей этой триады, 3) Технологии которые делают эти движки рабочими. У нас, похоже, на то, в большинстве случае картинка разорвана на самом начальном уровне триады (п.1) - почему и общая картинка технологий не складывается.

Изменения бизнес-модели

Исходя из вышесказанного, наверное, не вызывает удивления тезис, что в наших начальных разговорах 4.0 мало фигурирует такая тема как изменение бизнес-моделей. Между тем, это один из главных топиков в мировой дискуссии 4.0. Когда мы говорим «переход в другое качественное состояние» - речь именно о других бизнес-моделях. В последних презентациях АППАУ на тему 4.0 мы показываем 2 наших примера на эту тему:

  1. Luxoft Energy успешно продают себя на западе грандам как Alstom и General Electric как раз потому, что сумели создать мощные, эффективные команды разработчиков. То есть, главная их ценность – это R&D, но которые уже отлично используют современные технологии, как IIoT, big data, machine learning и др. в создании современных платформ управления энергосистемами.
  2. Другой пример, который мы приводим – российского лидера в области дистрибуции электротехники, компании ETM, которая успешно внедрила целый ряд сервисов в области е-коммерции, маркетинга и продаж. Главная ценность ЭТМ – оптимизация выбора  своей конфиграции из десятков – сотен различных возможных вариантов с одновременной настройкой предложения под различные типы промышленных покупателей. И это делается с помощью разработанных ими программных платформ.

Эти примеры очень показательны для иллюстрации кривой распределения добавленных ценностей по элементам указанной выше триады "продукт" - "производство" - "клиент" и  которая фигурирует в докладах последнего всемирного экономического форума в Давосе

 

Рис.4 Зоны добавленной ценности в эпоху 4.0

Как мы видим, в мире 4.0 производство имеет самую низкую добавленную ценность. Можно было бы подумать, что раз так – значит производство неважно. Яркий пример – Китай стал мировой фабрикой, но только производственной площадкой – R&D и маркетинг остался в развитых странах. На самом деле, важен факт владения, ведь производство – это основа пост-индустриальных экономик. Любые продукты с высокой добавленной ценностью – от компьютеров и телефонов и до машин-самолетов, - создаются на производстве. И с учетом того, что размещать его в глобальном мире можно где угодно. Сегодня все чаще говорят о возврате производств в развитые страны – структура затрат в Китае меняется. Поэтому график просто фиксирует тот факт, что наладить современное производство несложно – если есть  разработки, конструкторская документация (слева), цепочки поставок и отлаженные маркетинг-сервисы, необходимые для связи с потребителями. За это в нынешнем мире готовы платить больше, чем за само производство, так как здесь формируется больше конкурентных преимуществ. И это новые бизнес-модели – что и доказывают примеры Luxoft Energy и других наших ИТ-компаний. 

Но  вернемся опять на нашу землю и зададимся вопросом -  можем ли мы подобные модели применять в Украине? Особенно в левой части. Проще говоря – готовы ли наши промышленные заказчики платить за уровень R&D, который предлагает Luxoft и подобные компании?  

Ответ АППАУ – нет! Наши реалии – это тренды «голодных игр» - продолжающиеся и даже усиливающиеся в ряде случаев: демпинг, коррупция, «крысиные бега» на тендерах и украинская «фишка» 21-го столетия – бесплатное проектирование. При этом важное замечание – речь не только в малых бюджетах. Наши интеграторы все чаще применяют метод «европезации» путем предложения через западного подрядчика, либо просто через свой зарубежный филиал. Смешно и горько – но в этом случае за  услуги платят хорошо и без всяких дополнительных вопросов.

Вывод – чтобы изменить бизнес-модели, нужны не технологии и даже не стратегии - вначале менять мышление и культуру производственников.

2 главных сценария 

Итак, выше мы рассмотрели факторы, которые обязательно нужно брать во внимание в перспективе 4.0

  • Разрозненность и малочисленность инноваторов автоматически предполагает их объединение
  • Между производственниками и другими отраслями существует громадный разрыв в понимании и темпах внедрения диджитал технологий. У производственников практически отсутствует понимание того, зачем, как и в каком порядке диджитал технологии должны входить в производство и, особенно, если мы выходим за рамки производства и смотрим на всю связку "Продукт-Производство-Клиент". Нет стратегий.  
  • Существует громадный разрыв между культурой украинских производственников и развитыми странами, а также в готовности наших производственников оплачивать разработки (=услуги) отечественных компаний
  • Но есть также большие разрывы у самих внедоренцев – зачастую интеграторы и инжиниринговые компании не могут демонстрировать экономический результат инноваций.

Мы можем предположить 2 основных сценария дальнейшего развития:

  1. Пессимистический - нарастание разрывов с развитыми странами. Количество продвинутых заказчиков остается крайне низким – они не формируют критическую массу, не вовлекают интеграторов, не влияют на общеотраслевые тенденции. Интеграторы АСУ ТП плетутся в хвосте вендоров. Сами же вендоры при этом и далее «отмораживаются», и включаются  этак лет через 5-7, когда волна 4.0 уже полностью захватывает западный мир. ИТ в свою очередь продолжают доминировать в Smart City, успешно работают на экспорт, однако все так же далеки от вызовов отечественных производственных предприятий.  Рынок в целом сокращается, так как промышленных производств с высокой добавленной ценностью все меньше -  они не выдерживают конкуренции с обновленными мощностями и продуктами с одной стороны - Запада и с другой - Китая. Украина окончательно становится сырьевой страной, экспортирующей только метал и продукты сельского хозяйства.
  2.  Сокращение разрыва – выход в категории стран 4.0. Все 4 категории инноваторов объединяются в движении 4.0. К ним активно подключаются местные филиалы западных брендов. Далее другие хай-тек секторы. Совместно они предлагают рынку широкий портфель решений, базирующихся на 4.0, и задающий, таким образом, мощный импульс для модернизации промышленности. Совместно просвещают рынок и повышают культуру заказчиков. Совместно усиливают давление на власть, чтобы ускорить необходимые реформы. Рынок систем управления и диджитал технологий расширяется и растет, так как эти технологии реально делают предприятия более конкурентоспособными.  Украина становится в один ряд со странами – бенефециарами 4-ой промышленной революции.

Какой сценарий выберет Украина? То есть, мы с вами? То, что его будем выбирать мы, - а не Верховная рада и не правительство, - по крайней мере, нынешние - сомнений никаких нет.  

*******

Итак, общий контекст начала движения 4.0 достаточно сложный и мы должны его хорошо понимать. Оговоримся при этом, что термин «контекст» не предполагает готовых ответов, - вопросов на самом деле сегодня в разы больше. Речь идет о начале широкой дискуссии- диалоге разных категорий заинтересованных сторон и выработке ими общих позиций по отношению к модернизации нашей промышленности. 

Практически очевидно, что с нашими «темпами» движения мы очень сильно отстаем от других стран. Но очевидна и наша главная надежда и потенциал – это человеческий капитал. Мы можем – но если будем вместе. Если будет настоящая стратегия прорыва. Если сумеем ее эффективно реализовать.

Вместе с Ассоциацией инновационного развития Украины и другими партнерами, АППАУ включается в этот, более широкий диалог – круглый стол экспертов состоится в июле. Мы также скоро предложим Хартию 4.0  - как  основу общего движения. 

 

 

 

 

Комментарии: